вторник, 21 марта 2017 г.

Читай и смотри: «Призрак Оперы»

«Призрак Оперы действительно существовал» - доказательству этого тезиса посвящен один из самых нашумевших французских романов рубежа XIX-XX веков. 


Он принадлежит перу Гастона Леру, мэтру полицейского романа, автору знаменитой «Тайны желтой комнаты» и «Аромата дамы в черном». Но по жанру «Призрак Оперы» ближе к традициям готического романа, к «Парижским тайнам» Эжена Сю. С первой и до последней страницы Леру держит читателя в напряжении. 


Книга полна мягкого (французского!) юмора, она динамична, местами от нее замирает сердце. Там есть милая моему сердцу краткость, есть буффонада, есть экшн, боевик, ужас, пастораль, драма, глубина - есть все. Неудивительно, что у книги такое количество экранизаций! 

События разворачиваются в Парижской Опере. И помимо главных героев большую роль в сюжете играет само здание Оперы. Огромное таинственное здание, где просто невозможно знать все углы-закоулки. Управляющие, например, с удивлением узнают, что имеется при здании конюшня с собственными лошадьми. В подземной части здания доживают свой век бывшие работники сцены. А сколько людей нужно для обслуживания такой громады! Пожарники, крысоловы, осветители, портные, декораторы, закрыватели дверей - всех просто невозможно упомнить. В общем, Опера - это не фон повествования, а полноценный участник всего происходящего. 

Рэй Брэдбери сказал, что идею рассказа «Вельд» ему подкинула Комната Пыток Эрика, а роман «Маскарад» Терри Пратчета во многом обыгрывает изначальное произведение.


Я была удивлена, прочитав, что книга написана на реальных событиях. Я считала, что Гастон Леру просто придумал интересную романтическую сказку. Но, нет! Оказывается, и Призрак был, и оперная певица была, и любовь была, и люстра падала во время спектакля «Фауст». 

А еще до сих пор в контрактах директоров парижского оперного театра присутствует пункт, который запрещает сдавать ложу №5 кому бы то ни было. Это - ложа Эрика. Призрак иногда появляется там, приходя всякий раз через некоторое время после начала спектакля. В театральных анналах утверждается, что нарушение этой традиции всякий раз приводило к самым пагубным последствиям. 

Впрочем, люди, знакомые с миром театра не понаслышке, говорят, что свой призрак есть у каждой из европейских опер. Просто Парижской опере повезло с Гастоном Леру, а другие еще только ожидают своего писателя... 

Возможно, именно здесь кроется одна из причин того, что этот сюжет в XX веке не раз получал новое воплощение, достаточно вспомнить одноименный фильм, а также мюзикл Эндрю Ллойда Вебера.

История этой композиции началась после свадьбы Эндрю Ллойд Уэббера и Сары Брайтман в 1984 году. Все знают сказу про Золушку и наверняка интересовались, что было дальше. А дальше принц, в данном случае Уэббер, начал искать для золушки Брайтман роль, которая сделала бы ее знаменитой.

Уэббер к тому времени написал сверхуспешные «Иисус Христос — суперзвезда», «Эвиту», «Звездный экспресс» и «Кошек». Изначально Уэббер пытался устроить жену в мюзикл The Phantom Кена Хилла, но что-то не задалось, и он решил сам создать музыку для постановки по классическому готическому роману Гастона Леру «Призрак оперы».
Музыка была написана где-то за год. Уже летом 1985 года в поместье Уэббера прошла закрытая премьера первого акта и сразу стало понятно, что это – будущий хит.

Зимой начались работы над мюзиклом, а композитор решил записать сингл, чтобы немного подогреть публику. Сингл вышел в январе 1986 года и уже в феврале достиг 7 места в британском чарте. На волне успеха Уэббер снимает еще и видеоклип с Брайтман. Отечественный зритель знаком в основном именно с этой версией песни.



Премьера мюзикла состоялась 9 октября этого же года, и успех был оглушающим. Публика и эксперты с восторгом приняли постановку. Если кого-то и критиковали, то исключительно Сару Брайтман. Наверное, завидовали жене гения.

Надо сказать, что «Призрак оперы» стал самым успешным музыкальным проектом не только Уэббера, но и вообще за всю историю шоу-бизнеса. Мюзикл до сих пор идет не только в Лондоне, но и на Бродвее, его сыграли уже более 10 тысяч раз, а всего он собрал $5,6 млрд. Правда, Брайтман ушла из него уже 1989 году, незадолго до развода с Уэббером. Конечно, композицию The Phantom of the Opera она регулярно исполняет на концертах. 

Роман Гастона Леру и до Уэббера был довольно востребован. Но и после премьеры его мюзикла появилось еще несколько постановок и экранизаций. Однако музыку к ним писали другие композиторы. В итальянской версии отметился, например, сам Эннио Марриконе. В 2004 году мюзикл все же попал в Голливуд, но, честно говоря, фильм «Призрак оперы», хоть и собрал кассу $154 млн., особенно не запомнился. Другое дело песня. 
Большинство рок-музыкантов уверено, что The Phantom of the Opera будто специально создана для чего-нибудь тяжелого. А вот органисты, видимо, считают, что Уэббер где-то в подсознании планировал использоваться орган. По крайней мере, количество каверов на этом инструменте превышает все разумные пределы.

Но и рок-музыканты не остались в стороне. Сначала за дело взялась финская группа Nightwish. На тот момент она постоянно присутствовала на европейских рок-фестивалях, а альбом Century Child 2002 года стал для нее в некотором роде переломным, так сказать последней ступенькой к мировой славе. В записи принял участие классический оркестр, который сразу придал ей новое звучание. Одной из композиций этого альбома и стал кавер на хит Уэббера.



Дуэт из Nightwish прорвал плотину, после него каверы The Phantom of the Opera буквально полились из рога изобилия, в том числе и в различных направлениях рока. Группа Iron Maiden посвятила роману песню, а песня из мюзикла Ллойд-Веббера была перепета многими группами: Dreams of Sanity, Unreal и др.

Изначально мюзикл был написан для исполнения почти классическим симфоническим оркестром. Большинство исполнителей поступают бесхитростно: берут ноты и играют по ним. Впрочем, есть и исключения.
Скрипачка Линдси Стирлинг  - очень талантливый исполнитель, к тому же она любит смешивать жанры и исполнять мировые хиты. В этот раз она добавила немного рока и нежной лирики. В результате ее версия The Phantom of the Opera набрала в YouTube почти 40 миллионов просмотров. Отличный результат! 

четверг, 16 марта 2017 г.

Воображаемый мир Эмили Бронте

То, что смерть неразрывно связана с любовью, а добро со злом сегодня звучит как банальность. 


Но Эмили Бронте умела писать об этом так, что добропорядочные английские дамы падали в обморок, а джентльмены разражались проклятиями. 


Тихая и замкнутая девушка, почти не покидавшая пределов своего дома, взяла и написала один из самых жестоких и страстных романов европейской литературы.



1. Затворница


Эмили выросла среди пустошей северной Англии, где вела уединенную и набожную жизнь. Она общалась с ближайшими родственниками, из дома выходила только ради службы в церкви или прогулки по вересковым холмам. 

Социальные связи писательницы практически полностью ограничивались членами ее семьи.
Своей замкнутостью Эмили выделялась даже среди сестер и брата, с которыми выросла в одном доме. Бронте и своей жизнью и своими произведениями создала один из наиболее сильных образов затворничества в мировой литературе. Тип романтического миросозерцания, который она утвердила, соотносится с байронизмом – как его обратная сторона. Если байронизм можно считать парадным лицом романтизма, то Эмили Бронте показала его внутреннюю, сокровенную суть.


2. Сестры Бронте


Старшая – Шарлотта, средненькая – Эмили, и младшая – Энн, все три сестры Бронте увлекались литературой. В семье был еще один одаренный ребенок, их родной брат Бренуэлл.

В большое литературе сестры дебютировали одновременно, в 1847 году, написав «Джейн Эйр», «Грозовой перевал» и «Агнес Грей». Наибольший успех пришелся на долю Шарлотты, по большому счету, именно ее роман привлек внимание и к книгам двух других сестер.


3. «Грозовой перевал»


При первом прочтении книга Эмили шокировала читателей своей жестокостью, но и притягивала силой описанных в ней страстей. Уже в XIX веке «Грозовой перевал» был назван самым «романтичнейшим романом», превратившись в один из эталонов традиции романтизма. 

Со временем его популярность только росла.
«Грозовой перевал» стал классикой мировой литературы и на протяжении полутора веков сохраняет живое и современное звучание. Об этом говорит и множество экранизаций, и ссылки на роман в популярной культуре. 

Например, в 1978 году сингл «Грозовой перевал» английской певицы Кейт Буш возглавил чарты Великобритании, Австралии и некоторых других стран. А в 1996 году Селион Дион исполнила песню It's All Coming Back to Me Now, которая также была вдохновлена романом Эмили.

Но, пожалуй, самым известным отголоском «Грозового перевала» стала знаменитая серия книг «Сумерки», в которых использованы некоторые мотивы из романа Эмили Бронте.


4. Хитклифф


Хитклифф – центральный персонаж «Грозового перевала», строго говоря, именно его сложный, интригующий и не до конца понятный характер и принес громкую славу и всемирное признание роману Бронте. 

По литературному типажу Хитклифф – классический байронический герой, но Бронте развивает образ дальше, наделяя его массой отрицательных черт. Хитклифф опасен и мстителен, таковым его сделала темная романтическая связь с погибшей женщиной, которую он страстно любил.

Бронте первой нашла психологическую формулу, которая в дальнейшем стала «золотой», в той или иной степени хитклиффские черты характера можно обнаружить в огромном количестве популярных литературных и киношных персонажей, от героев «Сумерек», до леджеровской трактовки Джокера или, совсем свежий пример, Кристина Грея из «50 оттенков серого».


5. У истоков фэнтези


Несмотря на то, что жанр фэнтези сложился только в начале XX века, семейство Бронте имело к нему некоторое отношение. Сестры, практически лишенные общения с другими сверстниками, совместно творили свои собственные вымышленные миры – сначала просто разыгрывая сказочные события, затем записывая их. Это называлось «игрой». 

Источником для детского воображения становилось средневековье и новейшая история, басни Эзопа, романы Вальтера Скотта.
Эмили и младшая сестра Энн со временем отделились от игры Шарлотты и брата Бренуэлла. 

В соавторстве они создали свой мир, который состоял из двух островов – Гондал и Гаалдин. Юношеские произведения Эмили об этом мире не сохранились. Однако значительная часть ее поэзии имеет прямое к нему отношение (одна из тетрадей так и называется – «Гондалские стихи»). 

Для Эмили, как и для остальных сестер, воображаемый мир игры стал своеобразной творческой лабораторией, из которой и вышли ее «взрослые произведения». Известно, что Эмили очень серьезно относилась к игре вплоть до своей смерти.


6. Непризнанный гений


Нельзя сказать, что Эмили Бронте была совсем неизвестна при жизни, однако громкого литературного успеха она не знала. 

Ее стихи были практически не замечены читателями, а изданный незадолго до смерти роман «Грозовой перевал» хоть и вызвал противоречивый интерес публики, потерялся на фоне шумного успеха «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте и скандалов вокруг «Незнакомки из Уайлдфелл-Холла» Энн Бронте.

Зато вскоре после смерти писательницы роман «Грозовой перевал» получил высокую оценку и впоследствии был признан шедевром литературы романтизма. Позже была оценена и поэзия Эмили. Сегодня ее считают не менее гениальным поэтом, чем Байрон, Шелли, Китс или Блейк.

Известный французский философ Жорж Батай рассматривал Эмили Бронте в одном ряду с Бодлером, Прустом, Кафкой и другими писателями, чье творчество наиболее ясно и точно раскрывает проблему соотношения литературы и Зла.


7. Мистицизм


Дом, в котором выросли сестры Бронте, был пронизан религиозной атмосферой. Ирландский пастор любил своих дочерей, но воспитывал их в строгости и аскетичности. Религия была одной из констант мира, в котором жила Эмили. Другой была литература.

В творчестве Эмили мистицизм и литература соединились в новое качество. Некоторые исследователи даже считали, что Эмили Бронте имела непосредственный мистический опыт, находя в ее поэзии связь с видениями Терезы Авильской. 

Об этом судить трудно, но несомненно, что многие стихи Эмили Бронте описывают необыкновенно обостренные душевные состояния, которые соотносятся с мистическими переживаниями.


8. Бунт против морали


Вероятно, самым скандальным из произведений сестер Бронте при их жизни считался роман «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла», написанный самой младшей сестрой Энн. Его называют чуть ли не самым первым феминистским романом, после смерти сестры Шарлотта даже запретила его переиздание. 

Однако «Грозовой перевал» Эмили Бронте восстает против викторианской морали не меньше чем «Незнакомка». Образ вспыльчивой и своенравной Кэтрин, открыто пренебрегающей своим мужем в пользу запретной детской любви к злодею Хитклиффу, вряд ли можно назвать добропорядочным в глазах английских леди и джентльменов.


И при повторном издании «Грозового перевала» Шарлотте Бронте приходилось оправдываться перед критиками за произведение своей младшей сестры. Она убеждала публику, что в романе, несмотря на мрачную ужасающую атмосферу, есть место и нежности, и доброжелательности и другим человеческим чувствам, хотя они и находятся в тени демонической фигуры Хитклиффа.

За счет того, что бунт в романе Эмили выражен в менее прямой и публицистической форме, нежели у ее сестры, его значение сохраняется по сей день. «Смысл «Грозового Перевала» - прежде всего в вызове, брошенном общепринятой морали, в основе которого заложена сверхнравственность», – пишет Батай уже в 1957 году, то есть спустя 110 лет после первого издания романа.

И популярность «Грозового перевала», которая постоянно возрастает, подтверждает, что этот вызов и сегодня сохраняет свою актуальность.


9. Литература и смерть


В «Грозовом перевале» Эмили Бронте отчетливо использует некоторые приемы готического романа. Но когда читаешь биографию сестер, складывается ощущение, что сама жизнь в доме Бронте была окутана атмосферой готического ужаса и тайны.

Мать сестер умерла, когда они были совсем маленькими. Вскоре после этого от чахотки умерли две старших сестры. Дети росли под присмотром отца и тети. Воспитание было достаточно строгим, но смягчалось постоянным совместным творчеством. С детства все сестры Бронте и их брат Бренуэлл занимались литературой. И все они рано умерли от туберкулеза – брат Бренуэлл дожил до 31 года, Эмили – до 30 лет, Энн – до 29. Шарлотта умерла в 38. Вероятная причина смерти – все тот же туберкулез, но точно она неизвестна.

Впору подумать, что дом Бронте был проклят, и писать очередной готический роман, посвященный одному из самых странных семейств в мировой литературе.

По материалам сайта «Апрель»

пятница, 3 марта 2017 г.

Знаменитые любовницы королей

«Каждая женщина рождается с желанием стать любовницей короля», — писал когда-то итальянский предсказатель, служивший при дворе французского короля, Людовика XIV, Прими Висконти. 


В то время как принцесс учили быть высоконравственными и покорными, в любовницах королей ценились совсем иные черты. 



1. Мадам де Помпадур


Вспоминая понятие «фаворитка короля», на ум тут же приходит имя мадам де Помпадур — самой известной любовницы монарха в истории, которой принадлежал титул maîtresse-en-titre французского короля Людовика XV в период с 1745 по 1751 годы.

Она была идеальным примером женщины, которая постоянно испытывала на себе все тяготы своего положения, стараясь всячески угодить своему ветреному возлюбленному и подстраивая свою жизнь в угоду ему. 

Она жаловалась на то, что король, который отличался неуемным сексуальным аппетитом, использует ее «по полной», наведываясь к ней в спальню, на сатиновые простыни, по несколько раз в день.

Хотя мадам де Помпадур обожала внимание двора и короля, она страдала фригидностью, нередко испытывая физическое недомогание. В надежде хоть как-то повысить собственное либидо и не отставать от энергичного короля, мадам де Помпадур перешла на диету из сельдерея, трюфелей и ванили, от которой болезнь лишь усугубилась.


Французский двор XVIII века при короле Людовике XV был по-своему уникальным, наполненным изысканной роскошью и скандальными любовными интригами. 

Мадам де Помпадур делала Людовика счастливым, украшала свои покои прекрасными тканями, благоухающими цветами и подавала королю лучшие вина. Она научилась понимать настроение Людовика по выражению его лица и ритму речи.

Однако ее знания выходили далеко за пределы королевской опочивальни. Она разбиралась в архитектуре, ботанике и интересовалась растениями в садах Версаля и даже практиковалась в огранке драгоценных камней. Фаворитке всегда удавалось подогревать интерес короля, ведь скука — прямой путь к забвению.

Ее задача состояла в том, чтобы всегда оставаться на высоте, и она с ней умело справлялась. Даже когда за одну неделю фаворитка потеряла свою десятилетнюю дочь и отца, она сдерживала эмоции и не позволяла себе оплакивать их. Современники мадам де Помпадур отмечали, что она «была так же несчастна внутри, как на первый взгляд счастлива снаружи».

Про нее написаны книги - Анри де Кастри «Маркиза де Помпадур»; Э.Левер "Мадам де Помпадур"; Н.Павлищева "Мадам Помпадур. Некоронованная королева"; Лесина Е. "Бабочка маркизы Помпадур"




2. Мадам Дюбарри


Несмотря на присущие французским куртизанкам лоск и роскошь, они поразительно мало ухаживали за собой и иногда не мылись неделями. У многих придворных дам были шрамы от оспы, поэтому они нередко прикрывали свои неприглядные лица и грязную кожу кружевом и бархатом и обильно душились.

Их изысканно украшенные наряды были достаточно некомфортными и вызывали зуд и покраснения кожи. Поэтому женщины прятали в прическах и корсажах специальные чесалки для головы, которые хоть как-то облегчали страдания от блошиных укусов и зуда немытых волос.

Правда, одна из фавориток Людовика XV, мадам Дюбарри, которая заменила собой мадам де Помпадур после смерти последней, отличалась особым вниманием к личной гигиене. При дворе поговаривали, что каждый день она принимала ванну с лепестками роз и носила невероятно дорогие наряды, сшитые из изысканных, легких материалов, чтобы подчеркнуть чистоту своего тела, а также украшала декольте настоящими бриллиантами, привлекая внимание к красоте своей белоснежной груди.

В то время как многие женщины скрывали подробности своих любовных романов от широкой общественности, фаворитка короля гордилась своим положением, как особым знаком отличия. У нее была репутация женщины, которая спит не только с собственным мужем. А так как любой наговор на короля считался предательством, обсуждение его отношений с любовницей также было запрещено.

Является одной из героинь романа Александра Дюма «Жозеф Бальзамо, или Записки врача». Также упомянута была Достоевским в романе "Идиот".

Ей посвящена книга из серии "Интимный кабинет истории" — «Графиня мадам Дю Барри, любовница Людовика XV, короля Франции (Французская Мессалина)» 


3. Диана де Пуатье


В 1542 году Диана де Пуатье, которая была фавориткой французского короля Генриха II, постоянно занималась тем, чтобы соответствовать потребностям и желаниям монарха, как физически, так и интеллектуально. 

Французские придворные дамы неустанно соперничали в красоте и привлекательности, так что у каждой женщины, которая втайне мечтала завоевать сердце короля, был секретный режим красоты.



Каждое утро Диана три часа скакала верхом, чтобы сохранять здоровье и энергичность. На протяжении всей прогулки на ней была черная бархатная маска, защищавшая ее нежную белоснежную кожу. Ежедневно она выпивала коктейль с добавлением золота и принимала ванну в ослином молоке и холодной воде, что сохраняло ее кожу мягкой и упругой. Опасаясь появления морщин, Диана спала, сидя на шелковых подушках, никогда не дотрагиваясь лицом до простыней.

Ее схема сработала: король проводил с фавориткой каждую ночь и даже не заглядывал в спальню к своей жене, Екатерине Медичи. Сама Екатерина настолько поражалось страстной любви этой парочки, что даже сделала два отверстия в полу над спальней Дианы, чтобы наблюдать за тем, как Генрих и его любовница придаются плотским утехам, скатываясь с кровати и продолжая начатое на полу.

Королеву поражала учтивость собственного мужа по отношению к Диане, и она не раз говорила своей придворной даме, что такой страсти «у нее никогда не было».

Диана стала героиней исторического романа А. Дюма «Две Дианы». Упоминается в книге  Г. Бретон  "История любви и история Франции".

4. Лола Монтес


Черноволосая Лола Монтес прославилась своей связью с королем Людвигом I Баварским в середине XIX века, а также тем, что ей удалось использовать эти отношения, чтобы провести либеральные реформы до Революции 1848 года в немецких землях.

В 1843 году восторженная публика британской столице восторженно рукоплескала Лоле Монтес. Ее зажигательные испанские танцы было чем-то новым для лондонской публики. Во время танцев Лола приподнимала край юбки или же намеренно обнажала плечо. Сама же танцовщица выдавала себя за испанку, носила соответствующую одежду. Но нашлись испанцы, которые тут же разоблачили красавицу, говорившую с сильным акцентом. Да и танцы ее были не совсем испанскими.

Карьера Лолы Монтес несколько раз была на грани краха, но за нее всегда вступались влиятельные мужчины, очарованные красавицей. Бальзак, Дюма, Дюжарье – это далеко не полный список выдающихся личностей, которые являлись поклонниками Лолы.



Путешествуя по европейским странам, Лола Монтес добралась и до Баварии. Когда она переехала в Мюнхен, то добилась аудиенции Людвига I Баварского. Шестидесятилетний король тотчас влюбился в темпераментную танцовщицу и сделал ее своей фавориткой. Лола переселилась в дом в центре Мюнхена, монарх заваливал ее драгоценностями, слал письма с пылкими признаниями в любви. Ослепленный любовью к Лоле, Людвиг I даровал ей поместье и титул графини Ландсфельд. Но фаворитка продолжала вести себя вызывающе, ходила в мужском наряде с хлыстом в сапоге, что возмущало консервативную общественность Мюнхена. 


Король Людвиг с ума сходил от ее ножек и во время любовных утех любил посасывать ее пальчики. Свидетельства об этом пристрастии короля присутствуют даже в письмах монарха своей возлюбленной, когда та находилась в дальних поездках.

Министры поставили королю ультиматум: или он высылает Лолу из страны, или они всем составом уходят в отставку. И король сделал выбор в пользу роковой красотки. 

Студенты попытались устроить демонстрацию против Лолы. В ответ на это женщина полураздетая вышла с бокалом в руках и провозгласила тост за своих подданных. В окна ее дома полетели камни. В ответ на это король закрыл университет до следующего семестра. 

В феврале 1848 годы протесты против возмутительницы спокойствия вспыхнули с такой силой, что Лоле пришлось в спешке бежать из страны, а Людвиг I отрекся от престола. 

Лола Монтес не была забыта. Еще при жизни она стала героиней множества легенд, а после смерти воплотилась в персонажах литературы и кино. Лулу из драмы Франка Ведекинда, танцовщица Лола-Лола из «Голубого ангела» Джозефа фон Штернберга, чей образ блистательно воплотила Марлен Дитрих, наконец, набоковская Лолита — все они несут в себе черты мнимой испанки.




5. Мария Валевская


Могущественные люди никогда не позволяют такой мелочи, как брак или даже политика, встать на пути своих любовных романов и нередко выбирают любовниц, которые уже находятся замужем. 

Так в течение трех лет любовницей Наполеона Бонапарта была Мария Валевская. Она была вынуждена уступить воле монарха, так как ее муж, которому, кстати, было на тот момент целых 58 лет, сам приказал ей сделать это.

Она была польской патриоткой, которая поддалась обаянию Наполеона, когда вдруг поняла, что влиятельный монарх может освободить ее родину от иностранной оккупации и воссоздать Польшу как свободное и суверенное государство. Другими словами, она стала его любовницей ради своей страны.

Через некоторое время Наполеон и Мария по-настоящему полюбили друг друга, и она ушла от своего старого, амбициозного мужа, который просто использовал ее как пешку в своей политической игре. Однако, стоило ветреному Наполеону устать от Марии, он женился на 18-летней австрийской принцессе и забыл обо всех обещаниях восстановить Польшу, настаивая на том, что страна должна оставаться на задворках мира и в будущем.

В Польше изготовлялись женские духи «Пани Валевска» с её профилем на коробке. А сам флакон имел форму дамы в кринолине.  Про нее написаны книги - Гонсеровский В. "Пани Валевская"; Брандыс М. "Мария Валевская". 



6. Мадам де Монтеспан


Одной из придворных дам, которая шла буквально на все, чтобы привлечь внимание Людовика XIV, была потрясающе красивая и хитрая мадам де Монтеспан. Однако на тот момент у французского короля уже была фаворитка, которая его вполне устраивала, так что монарх не проявлял интереса к персоне Монтеспан.

В 1667 году, в надежде разрушить отношения короля, мадам де Монтеспан обратилась за помощью к местной ведьме, которая жила в темном и покосившемся доме на окраине Парижа. За достаточно высокую плату она гадала по руке, общалась с мертвыми, продавала лосьоны для сохранения красоты, делала аборты и привороты, чтобы нанести вред или убить врага.

Живя при французском дворе, мадам де Монтеспан использовала любую возможность, чтобы поужинать с королем, тем временем подсыпая любовные отвары в его вино и подкладывая колдовские снадобья из крови, костей и внутренностей мертвых детей ему в мясо.

Так или иначе, король без ума влюбился в Монтеспан, безжалостно бросив свою беременную на тот момент любовницу.

Стол при французском дворе был очень богатым, а любовницы как правило практически не выходили за пределы спальни. Поэтому мадам де Монтеспан практиковала двухчасовые обмазывания помадой по несколько раз в неделю. Кроме того, она периодические уезжала на оздоровительный отдых, где изнуряла себя диетами, прежде чем вернуться ко двору.

Мадам де Монтеспан является одним из персонажей серии «Анжелика» Анн и Сержа Голон, романа Александра Дюма «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя», где мадемуазель де Тонне-Шарант представлена одной из фрейлин королевы Марии Терезии и близкой подругой фаворитки короля Луизы де Лавальер.

Как персонаж она присутствует в романе Артура Конан Дойля «Изгнанники». Является одним из персонажей романа Франсуазы Шандернагор «Королевская аллея: воспоминания Франсуазы д’Обинье, маркизы де Ментенон, супруги короля Франции» 



7. Леди Каслмейн


В отличие от жены, любовница короля могла оказаться отвергнутой без малейшего финансового содержания. Хотя она и жила в роскоши, пока спала с королем, ситуация могла в любой момент измениться.

Влиятельные друзья фаворитки при дворе также поддерживали ее, пока она сама обладала определенной властью и могла им в чем-то помочь. В одну секунду вчерашняя любовница могла упасть с вершин величия в глубины бедности и позора. Умная фаворитка начинала копить деньги на «пенсию», стоило ей оказаться в объятиях короля, ведь после роскошной жизни неминуемо следовало падение. Частью сделки являлся и такой желанный дамами титул, как графиня, маркиза или герцогиня.

Так было при французском дворе. Однако в Англии любовницам не приходилось рассчитывать на щедрость своего короля. Например, слово Карла II было законом, но вот его подарки фаворитке леди Каслмейн нередко блокировались придворными чиновниками.

По их мнению, деньги налогоплательщиков непозволительно было тратить на содержание и покупку, скажем, белья для любовницы. Но леди Каслмейн это не остановило, и она убедила Карла II не только отдавать ей каждый рождественский подарок, который тот получал от придворных, но и сумела разжиться кое-какими драгоценностями из Королевской сокровищницы в Лондонском Тауэре.